Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:33 

пру накуры прекрасного анона

gervaz von steinadler
он как класс не существует для эпитетов нормальных
Пишет Гость:
15.09.2014 в 22:35


да лаааадно, каким стулом, рассказывай давай.
Да рано еще фаноны толкать, срача-то в треде сейчас нет. Хотя собственно. Вай нот. Когда будет срач - еще какой-нибудь херни придумаем для острастки. Итак, тема сегодняшней встречи анонимных алкоголиков - а что если побег Вальжана из тюрьмы.
- После третьей безуспешной попытки побитого Вальжана встречает в карцере мрачный и зеленоватый как смерть от холеры Жавер и после мощного пинка по копчику орет, срываясь на фальцет: "24601! Из всех опездалов на этом морском курорте мне повезло именно с тобой! Ты даже не бежишь чтобы СБЕЖАТЬ, ты делаешь все это только чтобы испоганить мне СТАТИСТИКУ!"
- На робкие попытки заключенного оправдаться, что он старается, следует отповедь "Старайся лучше!" и гробовое молчание. Оба понимают, что сболтнули что-то лишнее, но затем Вальжан, не страдавший в те годы особым терпением, рявкает "Это невозможно, сам попробуй!" и сим совершает большую ошибку. Или нет.
- Жавер, которому всегда претила мысль оказаться хоть в чем-то хуже, чем паршивый каторжник, придумывает и воплощает дерзкий и талантливый план побега, включающий в себя ложную тревогу, пеньковую веревку, пожар и подставную смерть, а также определенное количество грубой физической силы одного из участников побега и феноменальное чувство равновесия второго.
- На полпути к Парижу самолюбование Жавера уступает мысли, что в этой ситуации определенно что-то не ...
- 24601!!!
- ... В конце концов они приходят к выводу, что драка в чистом поле непродуктивна, подозрительно выглядит и пугает лошадей, поэтому для решения своих разногласий раз и навсегда они останавливаются в придорожном трактире. Остаться должен только один.
- Только крайняя нужда в разрешении внутригруппового конфликта заставляет их вывалить такую сумму денег за каморку на чердаке. К несчастью, владелец заведения мсье Тенардье слишком любопытен, чтобы устоять перед искушением, поэтому он взбирается по приставной лестнице и заглядывает на чердак. Способ разрешения внутригруппового конфликта производит на него такое неизгладимое впечатление, что он падает с лестницы на караулящую внизу супругу. Обоих хоронят в закрытом гробу (мадам - из-за тяжелых травм, мсье - из-за жуткой физиономии).
- Так беглый каторжник Жан Вальжан становится владельцем не слишком респектабельного заведения и кучки голодных детей. Из заведения он тут же вышибает половину клиентуры, а детей пытается отмыть хотя бы до той стадии, когда можно определить пол. Получив от него первую краюху хлеба, дети переглядываются и хором называют его папой. Он не возражает.
- Жавер поступает на должность патрульного в соседний городишко Монрейль и клятвенно обещает Вальжану арестовать его, когда дослужится до нужных полномочий. Подумав, он предлагает до тех пор помочь с престижем заведения, но Вальжан отказывается, краснеет и в ответ предлагает сходить посмотреть чердак, вдруг с прошлой ночи там что-нибудь поменялось.
- Жан Вальжан, теперь известный как мсье Мадлен, не встречает на своем пути диньского епископа и не становится раскаявшимся добрым человеком. Он становится опасным и могущественным человеком с отточенным умом, но из глубины его когда-то чистой души на поверхность иногда выплывают сочувствие к обездоленным и нежные семейные чувства. Сначала к нему начинают приходить за советом, потом - за помощью. Затем ему предлагают долю в прибыльном, но незаконном деле, и он соглашается, рассудив, что побороть эту часть жизни общества нельзя, а значит, нужно ее возглавить.
- Он переезжает с детьми в Монрейль под видом респектабельного бизнесмена и начинает строить школы, больницы и заводы, в свободное время управляя теневой жизнью города. Он мог бы выбрать любой городок для этой ступени в своей преступной карьере, но накопленное за столько лет злорадство потребовало выхода.
- Он становится первым человеком в истории Франции, занявшим пост мэра города не из жажды власти или денег, а из чувства юмора. Инспектору Жаверу почему-то не смешно. Он каждый раз давится словами "мсье мэр", и мэр Мадлен дружески похлопывает его по спине, чтобы инспектор не задохнулся. Раз в неделю по четвергам Жавер пишет в префектуру докладные, каждый раз прикладывая новые доказательства коррумпированности мэра. Каждый понедельник он получает ответ - ему все показалось и кстати почему он еще не уволен? Каждый вторник он идет подавать в отставку и уходит ни с чем. Каждую среду он ездит инспектировать чердак таверны в Монфермейле. Каждую пятницу он в говно. Каждую субботу он просыпается в доме мсье мэра с чудовищным похмельем и плетется "гулять с детьми в парк, ах, Жавер, какая сегодня погода - солнечно/пасмурно/гроза/чайка летит хвостом вперед".
- Мадлен делает Жаверу дорогие подарки с гравировкой "От Жвж с л.". Часы на цепочке инспектор выбрасывает в сортир, запонки ломает на части, бутылки с коньяком расстреливает из штабного оружия, деньги банально сжигает, и только при виде телескопа...
- Мэр сводит знакомство с бедной Фантиной и успевает спасти ей жизнь, а затем поручает ей возглавить некоторую часть своего теневого бизнеса. Подшефные девушки Фантины начинают неплохо зарабатывать, проходить регулярные медосмотры и учить иностранные языки, а клиенты приобретают привычку каждый раз запинаясь спрашивать, в каких купюрах дама желала бы получить гонорар.
- На одно из писем в префектуру приходит ответ "Ну ладно, ладно! подпись:Видок" и мсье мэр с достоинством покидает свой пост. Жавер с чувством исполненного долга переводится в Париж. Криминальная жизнь Парижа начинает ненавидеть его с космической силой, потому что мсье Мадлен перебирается следом и начинает строить школы, больницы и заводы уже в столице, в свободное время раздавая милостыню и вежливо подминая под себя всех окрестных криминальных дельцов...
- Спустя годы он известен как "дядюшка Мадлен", его имя произносится шепотом, а преступность Парижа не исчезла, но стала гораздо более организованной. Полицию и Сюрте устраивает это хрупкое перемирие, а бандитам никто слова не давал. Дядюшка Мадлен все еще бродит по самым бедным районам города и раздает деньги, тихо напевая "Speak softly love and hold me warm against your heart..."
- Под каким именем известна Фантина, лучше даже не упоминать, но боятся ее не меньше, чем дядюшку Мадлена.
- Для закрепления союза с дядюшкой Мадленом высшие чины префектуры решают сделать ему подарок - убить неугомонного инспектора Жавера. Итог операции - префект споткнулся и упал в камнедробилку, генеральный секретарь совершил неубедительное самоубийство, совет префектуры ушел на больничный с различными травмами мягких тканей, министр внутренних дел поутру нашел в кровати мертвую лошадь почтенного возраста, Жавер назначен префектом парижской полиции, Видок попал в больницу с энтероколитом - слишком долго смеялся.
- Наступает 4 июня. Над баррикадами витает взаимная неловкость. Революционеры чувствуют себя неудобно рядом с группой мускулистых головорезов, делающих вид, что они просто встали покурить и вовсе даже никого не охраняют. Солдаты устали ждать приказа к атаке, но его никто не отдает - на баррикадах за народные права и революцию грудью встали дети мсье Мадлена - крестного отца всея Парижа и провинций. Заговорщикам тоже нелегко - они вроде бы и поймали шпиона, но это чертов префект чертовой парижской полиции, и что с ним теперь делать, никто не знает. Ситуация оживляется, когда в ночи к баррикадам под нестройные возгласы "здрссте, мсье Мадлен!", "возьмите фонарь, мсье Мадлен!", "осторожно, не споткнитесь, мсье Мадлен!" и одинокое "24601, опять ты!" крадется неопознаваемая фигура в форме нацгвардии.
- Наступает 6 июня. Неловкость нарастает. Мсье Мадлен остается жить на баррикадах, ведет со студентами душеспасительные беседы, кормит мрачного Жавера вяленым осетром с бразильским кофе и предлагает Мариусу пойти домой к Козетте, она ведь скучает, да и вообще - сказали бы дядюшке, что вам нужно, и дядюшка бы все решил. Анжольрас недоволен и отказывается писать список требований для какого-то мутного "дядюшки", потому что революции так не делаются. Грантер смеется так, что присоединяется к Видоку в первом хирургическом отделении, где они продолжают смеяться уже вместе.
- 10 июня. Обе стороны готовы дать дядюшке Мадлену что угодно, лишь бы он ушел. Дядюшка Мадлен со вздохом предлагает подогнать несколько отрядов крепких ребят на нужды революции, если списком обойтись нельзя и обязательно нужно насилие. Затем он все-таки уходит... но к вечеру возвращается со смущенной улыбкой и новым письмом для Мариуса. Анжольрас попадает во второе хирургическое отделение с язвой желудочного-кишечного тракта.
- 12 июня. Козетта приезжает к баррикадам повидать родню и Мариуса и привозит несколько телег с едой для всех участников событий. Воцаряется компанейское молчание, изредка с той или другой стороны баррикады слышно: "Перебросьте перец!"
- 14 июня. Жавер освобождается от веревок, арестовывает Мадлена и под общий вздох облегчения, грозящий снести баррикады, уводит его в тюрьму на 15 суток. "А может быть, чердак?" - с надеждой спрашивает мсье Мадлен. Ответ префекта парижской полиции слишком неразборчив, чтобы можно было что-то расслышать.
- 15 июня. Анжольраса переводят из второго хирургического отделения в первое...


URL комментария

@темы: рекомендации/чужое, разное, размышления

Комментарии
2014-09-19 в 22:05 

Romyel
Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
боже, я рискую попасть в первое хирургическое... :-D

2014-09-19 в 22:48 

господин в клетчатом
от нуля до восьмидесяти парашютов
почему это снова смешно :lol:

2014-09-19 в 22:53 

MadMoro
His cock no longer belongs to him. It's been stolen by Valjean.
что-то я слишком громко ржу - мне соседи в стенку постучали XDD

2014-09-19 в 23:55 

Elli Cler
личинка человека
...кат?

2014-10-20 в 12:27 

Йорингель
There's no point in living if you can't feel the life
Хосспади, вы сделали мне утро!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дом 50/52

главная