Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:18 

Ну и я своё принесу, штоле

блуждающий_биоробот
ideas are bulletproof
Название: Знакомство с родителями
Переводчик: Скрытный козодой
Оригинал: The Problem With Dating a Saint, grlnamedlucifer, разрешение получено
Размер: мини, 1571 слово
Пейринг/Персонажи: Козетта/Эпонина, фоном Жавер/Вальжан, упоминаются Тенардье
Категория: слэш, фемслэш
Жанр: слайс
Рейтинг: G
Краткое содержание: Ей просто нужна пара минут, чтобы отдохнуть от вежливой улыбки, которую она нацепила на весь вечер, а потом можно будет продолжить встречу с идеальным отцом своей идеальной девушки.
Если бы она как следует подумала, она бы вспомнила про второго отца Козетты.

Примечание: модерн!АУ, established relationship, Жавер и Вальжан вместе растят Козетту

Эпонина пока не сбежала. Она считает это своим личным достижением. Не то чтобы великим — программа-минимум на сегодняшний вечер была определена как «не опозорить Козетту побегом при первой же возможности», но тем не менее. Ей даже удалось поддержать небольшую беседу лишь с некоторой долей неловкости, так что пойдёт. Потихоньку, полегоньку, и с надеждой на то, что всё-таки обойдётся без катастрофы.

Когда Козетта заметила, как Эпонина нервничает из-за предстоящей встречи с её родителями, она рассмеялась и заявила, что та зря переживает. Но Козетта не понимала. Козетта была из тех девушек, которых приводят домой к восторгу родителей, немедленно начинающих планировать свадьбу и внуков. Правда, своих родителей Эпонина не подпустила бы к Козетте на пушечный выстрел, даже если бы правоохранительные органы дали ей такую возможность. Но в любом случае, Козетта была прекрасна — хорошенькая, лучшая ученица, в общем, совершенство во всех отношениях.

Эпонина была из тех девчонок, которых приводишь домой, а родители прячут столовое серебро и заводят разговор о милой девушке, живущей по соседству, которая, кажется, одинока. Тот факт, что родители Эпонины — отъявленные мошенники, не был ни для кого секретом, да и сама Эпонина не могла похвастаться кристально чистой репутацией. Она знала, что все ждут, когда же наконец дочка Тенардье покажет своё истинное лицо.

Впрочем, Козетта относилась к ней иначе. Эпонина так и не смогла привыкнуть, что Козетта охотно появлялась с ней в общественных местах и тем более сообщала окружающим, что они встречаются. Теперь вот и родителям.

Справедливости ради, отцы Козетты и сами пока не выгнали Эпонину, так что ещё одно достижение зачтено. Но тем не менее... Месье Фошлеван так вежлив. Эпонина привыкла к вежливости Козетты. Она до сих пор не до конца понимает, почему Козетта так славно себя ведёт (учитывая, что сама Эпонина — не образец учтивости), но привыкла. А отец девушки улыбается и с интересом слушает всё, о чём говорит Эпонина, будь то домашние задания или фильм, на который они с Козеттой ходили пару дней назад. Она и так переживает, как бы не ляпнуть чего лишнего, не испортить всё и не расстроить Козетту, а теперь начинает опасаться расстроить и его тоже, потому что он явно слишком высокого мнения об Эпонине. Она не сомневается, что все рассказы Козетты о ней пропущены через глянцево-розовый фильтр и что она не сможет соответствовать сложившимся ожиданиям.

Ей нужно на свежий воздух.

Так она и говорит Козетте, прихватив свою газировку и направляясь к двери. Ей просто нужна пара минут, чтобы отдохнуть от вежливой улыбки, которую она нацепила на весь вечер, а потом можно будет продолжить встречу с идеальным отцом своей идеальной девушки.
Если бы она как следует подумала, она бы вспомнила про второго отца Козетты.

Месье Жавер оглядывается на звук открывающейся двери. Ах да. Несколько минут назад он тоже сказал что-то про воздух. Чёрт, Эпонина, думает она, глупо себя чувствуя, вот откуда ты и позаимствовала идею. Он сидит на крыльце, курит и теперь смотрит на сигарету так, будто не уверен, должен ли потушить её, раз здесь Эпонина. Она подавляет глупый порыв стрельнуть у него другую — коп, Эпонина, чёрт возьми, и отец Козетты. Вместо этого она вежливо улыбается, садится рядом на крыльцо и напоминает себе, что если развернётся и зайдёт в дом сразу после того, как вышла, будет выглядеть полной дурой.

Несколько неловких минут она прихлёбывает газировку, он затягивается сигаретой, и оба старательно разглядывают ступеньки.

— Знаешь, я арестовал твоего отца.

Эпонина не думала, что можно нарушить неловкое молчание, только повысив этим градус неловкости, но, по всей видимости, она ошибалась.

— Ага, — говорит наконец, поскольку он, похоже, ждёт ответа, — я помню.

Она лучше помнит женщину, появившуюся, чтобы отвести Эпонину в её чудесный новый приют, чем копа, который перед этим арестовал её отца, но в памяти всплывает смутная картинка: мать выкрикивает оскорбления в лицо кому-то, вполне подходящему под описание Жавера.

Он снова затягивается, потом говорит непринуждённо:

— Знаешь поговорку: «Яблоко от яблони недалеко падает»?

Ох. Эпонина вздыхает. Конечно, всё шло слишком хорошо, чтобы быть правдой. Пока месье Фошлеван просто поражал учтивостью, месье Жавер не уделил ей даже улыбки, так почему она не заметила эту игру в хорошего и плохого полицейского? Наивная дурочка, ругает себя Эпонина. Ясное дело, один старательно изображает радушие ради доченьки, а другой проследит за тем, чтобы больше они не видели эту жертву ювеналки, совершенно не подходящую Козетте.

Ну, их сложно винить, думает Эпонина. В конце концов, она действительно не заслуживает Козетты. Да никто не заслуживает, и она в особенности. Козетта — просто ангел. Безупречная репутация, ни одного замечания в школе, никого никогда не обделит улыбкой. Чёрт, да она возглавляет кружок изучения Библии, во имя всего святого. Встречаться с Эпониной — самое бунтарское, на что когда-либо решалась Козетта. В чём, собственно, и проблема.

— Послушайте, — она принимает оборонительную позицию. — Я знаю, что у меня дерьмовое прошлое, дерьмовая семья и вообще дерьмовая репутация, понятно? Не стоит читать мне нотации про то, какое дурное влияние я оказываю на Козетту, я и так это знаю. Козетта, по сути, святая, и кто-то вроде меня — последнее, что ей нужно. Но я люблю вашу дочь, месье, и по какой-то странной причине это взаимно. Так что пока она сама не поймёт, что без меня ей куда лучше, и не найдёт того, кто её действительно заслуживает, я не собираюсь...

Голос Эпонины стихает, когда она замечает, что месье Жавер изумлённо смотрит на неё, будто не понимая, почему она вдруг разразилась такой тирадой.

— Вы... сказали, что яблоко с яблони недалеко падает, — напоминает она. — Я подумала, ну, знаете, вы намекали, что я такая же, как мои родители, и...

— Ещё чего! — перебивает он. — Твой отец был подонком, которого следовало посадить уже за десять лет до того, как мы нашли улики хотя бы для половины его делишек, а мать... — он обрывает себя, вспомнив, с кем разговаривает. Эпонина сдерживает смех, ей не жалко. Её родители — мерзавцы, по которым тюрьма плачет. Ну да, она в курсе. Месье Жавер смущённо откашливается.

— Я просто хотел сказать, пока ты не произнесла ту маленькую пламенную речь, что так считают некоторые люди. Но если тебя это немного успокоит, здесь об этом не стоит волноваться. Жан точно не в их числе, — очевидно, он имеет в виду месье Фошлевана. — Ну и я тоже, учитывая, что не понаслышке знаю о борьбе с тёмным происхождением.

— А что, — с сарказмом спрашивает она, не позволяя себе купиться, — ваш отец тоже был сволочью и мошенником, а вы всё равно стали копом?

— Ну, в общем, да.

Теперь очередь Эпонины изумляться. Она не ожидала такого ответа.

— Вы вряд ли первый человек в мире, мадемуазель Тенардье, кому приходится выбиваться из грязи, — говорит он резко. — И уж точно не первый, кому довелось... принимать решения сомнительного характера. Впрочем, — он ухмыляется, — если ты позаботишься о том, чтобы мне не пришлось арестовывать девушку своей дочери, так, вероятно, будет лучше для всех заинтересованных лиц.

Эпонина не может не усмехнуться в ответ.

— По словам моей дочери, — продолжает он уже более серьёзным тоном, — у меня пока нет никаких причин для беспокойства, а уж она знает тебя лучше, чем я. Да, твоя репутация говорит об обратном, но я недавно усвоил, что начатая однажды дорога — не приговор. Можно сойти с неё и выбрать другую. По всей видимости, люди меняются.

Эпонина замечает, что последнюю фразу он произносит так, будто это отголосок давнего спора.

— В самом деле? — откликается она. — И кто вас этому научил?

У неё есть предчувствие, что она уже знает ответ.

В подтверждение этого он оглядывается на дом, а потом снова смотрит на неё с чем-то, отдалённо напоминающим улыбку.

— Не ты одна здесь любишь святого.

Эпонина улыбается. Паника покидает её, уступая место обычному волнению из-за знакомства с родителями, и с этим вполне можно справиться. По крайней мере, один из отцов Козетты знает, на что идёт, так что одним поводом для беспокойства меньше. Ну а с остальным она как-нибудь разберётся. Ради Козетты.

— Между прочим, — говорит она наконец, желая покончить с минутой неловких откровений, — помните тот случай с коровой на заднем сиденье машины судьи? Я здесь ни при чём.

Она притворяется, что не слышит смех, который он пытается выдать за кашель.

Страх того, что она не заслуживает Козетты, не испарился волшебным образом, но по крайней мере, сегодня сделаны первые шаги по дороге к взаимопониманию.

+

Название: Что-то человеческое
Автор: Скрытный козодой
Размер: мини, 2138 слов
Фэндом: Les Miserables
Пейринг/Персонажи: вальвер (Мадлен-эра)
Категория: слэш
Жанр: недоангст
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: воображаемая смерть персонажа
я не смогла убить инспектора и скатилась в аняня
и вообще всё печально

Краткое содержание: Вальжану не даёт покоя показная безукоризненность инспектора.

на вальвер-сообществе

@темы: фики, переводы

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дом 50/52

главная