15:05 

Romyel
Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Снова играю в Тенардье и тащу в любимую лачугу из тредика то, что плохо лежит...

Предупреждение: Кажется, это слэш. Я плохо разбираюсь. Так что, того... Имейте в виду...


Пишет Гость:
31.07.2013 в 18:20


МЕНЯ НЕ СКВИКНЕТ
ну, ок, чо. сами напросились.

— Грантер! — крикнул Анжольрас. — Пойди куда-нибудь, проспись. Здесь место опьянению, а не пьянству. Не позорь баррикаду.
Грантер только поднял на него мутный, полный болезненной любви взгляд. Казалось, ему хотелось прямо сейчас лечь у ног Анжольраса и, может быть, даже умереть, закрывая его своим бесполезным телом.
- Позволь мне поспать здесь, - попросил он, проводя ладонью по лицу, словно стирая с себя опьянение. И правда, взгляд его прояснился. - Позволь мне поспать здесь, пока я не умру.
Анжольрас презрительно взглянул на него.
- Грантер! Ты неспособен ни верить, ни думать, ни хотеть, ни жить, ни умирать!
- Вот ты увидишь, — серьезно сказал Грантер.
Он пробормотал еще несколько невнятных слов, потом его голова тяжело упала на стол, и мгновение спустя он уже спал, подложив под щёку широкую ладонь.
Анжольрас презрительно скривил губы и оглянулся на Курфейрака:
- Нам понадобится этот стол, - сказал тот, пожимая плечами, - Дубовая доска хорошо задержит пули на баррикаде, а этим стулом вообще убить можно.
Анжольрас промолчал, вновь глядя на причмокивающего во сне губами Грантера. Что-то спокойное, мирное и доверчивое было в этой картине, и Анжольрасу на ум пришло воспоминание о толстолобых щенках гончих, которых разводил его отец. И то, как они шершавыми языками вылизывали его лицо.
- Хорошо, - сказал Анжольрас, передавая свой карабин Курфейраку. - Стол я освобожу.

Курфейрак вышел на улицу, чтобы помочь разобрать мостовую: там его сила и стремительность были нужнее, - а Анжольрас подошёл к столу, сомневаясь в своих действиях, кажется, впервые в жизни.
Он тронул полупустую бутылку вина с жирными и липкими отпечатками руки Грантера на выпуклом зелёном боку, смахнул прямо на пол помятые листки бумаги с набросками, случайно задев растрёпанные волосы Грантера. На ощупь они оказались по-собачьи жёсткими, и Анжольрас едва не потрепал Грантера по макушке так же, как в детстве лохматил шерсть на загривках собак своего отца.
От Грантера пахло потом, табаком и алкоголем, и Анжольрас брезгливо поморщился, обхватывая его подмышками и стаскивая со стула. Он оттащил безвольное тело Грантера к самой стене и уложил его прямо на грязные доски пола, но тот, похоже, даже не почувствовал изменений. Он раскинулся на полу, как, Анжольрас знал, часто спал на широком матрасе в своей комнатке-студии, куда он приползал пьяным с рассветом.
- Пьяница, - процедил Анжольрас и зачем-то стащил с себя куртку. Смотал её комом и подложил под голову Грантера.
В конце концов, он был уверен, что не переживёт сегодняшний день, а, вот, у Грантера ещё были шансы.
- Спасибо, - услышал он, уже подходя к столу, и оглянулся. Грантер смотрел на него с пола, и его взгляд был омерзительно трезвым. - Спасибо, что разрешил мне остаться.
- Заткнись, - огрызнулся Анжольрас. - Нас и так не слишком много, чтобы отправлять кого-то проводить тебя домой, а сам ты не дойдёшь.
- Спасибо за заботу, - повторил Грантер, поправляя куртку Анжольраса под головой. - Если ты ещё передашь мне моё вино, я буду любить тебя вечно.
Это прозвучало без какой-либо насмешки. Нет, Грантер был предельно серьёзным, и в его обещании вечности не было ни капли бравады.
Он, действительно, был согласен на вечность.
Анжольрас недовольно мотнул головой, отгоняя эти мысли, и схватив со стола бутылку, быстрым шагом вернулся к Грантеру. Переступив через него ногой в испачканном уличной грязью сапоге, он перевернул бутылку, выплёскивая вино на лицо Грантера.
Глядя Анжольрасу в лицо, тот приоткрыл рот, ловя алые капли губами. Скользнув языком по зубам, он чуть приподнялся на локтях, двигаясь ближе, и Анжольраса бросило в жар от этого жеста.
И от того, что пальцами Грантер рассеянно скользнул ладонью по его ноге, оглаживая колено и порываясь двинуться выше.
Рука Анжольраса дрогнула, заливая вином шею и грудь Грантера, и на его давно не стиранной рубашке вино разлилось, будто кровь, и Анжольрас качнулся назад от того, как по-настоящему это выглядело.
С горлышка бутылки сорвалась последняя капля, и Грантер с удивительной для пьяного человека ловкостью поймал её ртом.
- Спасибо, - повторил он, снова опуская голову на куртку Анжольраса, и глянул из-под чёлки с собачьей преданностью в глазах. - Обещай мне кое-что...
- Что? - зачем-то спросил Анжольрас, чувствуя, как пальцы Грантера поглаживают его ногу над самым краем сапога.
- Обещай мне не умирать без меня.
Анжольрас мог бы оттолкнуть его руку, мог бы носком сапога пнуть его, развалившегося на полу, павшего, под рёбра, но вместо этого он наклонился и тронул ладонью спутанные волосы Грантера, такие же топорщащиеся, как мех легавой.
- Постараюсь, - сказал он и, выпрямившись, пошёл на улицу. В конце концов, ему нужно было попросить Курфейрака и Баореля вытащить стол на баррикаду.

пойду, что ли, юмор в модерн!ау напишу, а то бзсхднсть какая-то

URL комментария



офф-топ:
И - да, уважаемые авторы! Я лично в тредике редкими налетами, так что возможно, многое упускаю. Так что вы уж сами захаживайте.
Мамаша Бюргон завсегда вам комнатку предоставит, главное ж, что бы таблички были...)))

@темы: рекомендации/чужое, фики

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дом 50/52

главная